Меню сайта
Select Language
Поиск
Наш опрос
Помог ли Вам мой сайт информацией?
Всего ответов: 160
Cайты

Код баннера нашего сайта:

Статистика

Среда, 26.04.2017, 12:46

Дом князей Дадиани (Дадиан)


Каталог статей
Главная » Статьи » Мои статьи

Михаил Лермонтов и Дадиани

В 1838 году поэт Михаил Юрьевич Лермонтов возвращается из ссылки в Грузии в Петербург, где находиться до 1840-го года. Тем не менее, продолжая переписку с молодой вдовой Ниной Александровной Чавчавадзе, оставшейся до конца жизни верной покойному мужу Грибоедову, у поэта возникает к ней почтительное дружеское отношение, о чем свидетельствует ее письмо в Петербург: 

«Милый Мишико.

Ничего, что рискую так Вас называть? Я надеюсь, Вы не в претензии.

Наше все семейство кланяется Вам.

Наш papá часто вспоминает о Вашем пребывании на Кавказе, а когда прочитал «Купца Калашникова», был в таком восхищении, что неоднократно пил за Ваше здоровье. Наша mamá по весне расхворалась, кашляла пресильно, мы в тревоге провели несколько недель, но теперь уже все в порядке и она здорова.

В декабре намечена свадьба нашей Като с князем Дадиани. Сразу сделалась такая значительная, умудренная, меньше стала смеяться и скакать, говорит – не тараторит, как раньше. Да, забавно: маленькая Катенька превращается во владетельную княгиню, ведь Мегрелия – это очень обширная область на западе Грузии, примыкающая к Черному морю (греки называли ее Колхидой, и сюда ходили аргонавты за золотым руном), а дворец Дадиани – в Зугдиди. Спрашиваю Катю: а не страшно повелевать народом? Дурочка хохочет: мол, чего бояться, и не боги горшки обжигают. Дай ей Бог, конечно, но боюсь чего-то, ведь народ в минуты безумия совершенно неуправляем, и ужасная смерть А. С. Грибоедова тому примером…

Всех нас опечалила смерть Григория Нечволодова. Умер в одночасье у себя в Дедоплис-Цкаро, там же упокоен. Славный подполковник, добрый человек. Генерал-губернатор назначил его вдове пенсию, но, конечно, ей одной с двумя маленькими девочками будет трудновато. Постараемся помогать ей, чем сможем.

Жду от Вас письма. Расскажите подробно о своей жизни. Не женились ли? Этот вопрос до сих пор волнует в Тифлисе кое-кого. Эта кое-кто до сих пор не замужем…

Будьте счастливы.

Любящая Вас как сестра

Нина Грибоедова».

Нина Грибоедова.

После поездки в Грузию посвятил 2 стихотворения. Одно «Кинжал» («Люблю тебя, булатный мой кинжал...») был посвящен подарку Нины Грибоедовой, кинжалу ее мужа  дипломата, поэта и драматурга Александра Сергеевича Грибоедова.

Другой ее сестре Екатерине Александровне тогда еще невесте мегрельского владетеля Дадиани свой стих М. Ю. Лермонтов:

Правительница Мегрелии Екатерина Чавчавадзе-Дадиани. Худ.Франц Ксавер Винтерхальтер.           

Как небеса, твой взор блистает

Эмалью голубой,

Как поцелуй, звучит и тает

Твой голос молодой;


За звук один волшебной речи,

За твой единый взгляд

Я рад отдать красавца сечи,

Грузинский мой булат;

 

И он порою сладко блещет,

И сладостно звучит,

При звуке том душа трепещет

И в сердце кровь кипит.

 

Она поёт — и звуки тают,

Как поцелуи на устах,

Глядит — и небеса играют

В её божественных глазах;

 

Идёт ли — все её движенья,

Иль молвит слово — все черты

Так полны чувства, выраженья,

Так полны дивной простоты.

 

Очевидно, что Грузия оказала одно из ключевых влияний на творчество поэта, как и в свое время, учителя-французы (служившие в армии Наполеона). В этом крае имело место быть пересечению моей семьи с юным поэтом. «В доме барона Розена, — вспоминал офицер Константин Христофорович Мамацев, — могли бывать только высшие генералы и красивые молодые юнкера». Можно думать, что среди офицеров, появлявшихся у Розенов, был и товарищ их сына, поэт Лермонтов. Генерал принимал в нем участие и стремился ускорить его возвращение в Петербург.

  Автопортрет М.Ю. Лермонтова.

Известен последний вечер поэта в Тифлисе. Тогда в доме Чавчавадзе собрались близкие и друзья: барон Розен, князь Бебутов с супругой, полковник Дадиани [владетельный князь (мтавар) Мегрелии, в 1837 г. еще полковник, с 1845 г. генерал-майор (не мой предок, который тоже там служил и был полковником Эриванского полка)], сестры Орбелиани (Майко и Майя) и их родственник – молодой поэт Николай Бараташвили. После легкого ужина дамы музицировали, пели романсы, а поэты читали стихи на русском и грузинском. Лермонтов, по многочисленным просьбам, декламировал «Бородино». Вскоре старшее поколение удалилось за карточный стол, а молодежь села кружком около камина. 

Жених Като (Екатерины Дадиани) – мтавар Давид Дадиани, сын правителя Мегрелии Левана V: худощавый, лощеный, с маленькими усиками. Говорил он мало, словно каждое его слово дорого стоило, и, как правило, по-французски. Тогда он на этом вечере спросил Лермонтова:

Давид Дадиани, Владетельный князь Мегрелии.

– С легким ли сердцем вы покидаете Кавказ?

Поэт ответил:

– Нет. Я, конечно, рад вернуться домой, но, с другой стороны, буду по Кавказу скучать. Здесь останется частица моей души …

Источники:

Казовский М. Лермонтов и его женщины: украинка, черкешенка, шведка… (биографии и Мемуары), 2012;

ИРЛИ, ф. 524, оп. 3, ед. хр. 33, л. 111—113;

Ашукина-Зенгер М. О воспоминаниях В. В. Боборыкина о Лермонтове. — В кн.: Литературное наследство, т. 45—46. М., 1948. С. 746-749.

Категория: Мои статьи | Добавил: zhagat-dadian (23.07.2013)
Просмотров: 994
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © prince S.Zhagat-Dadian, 2017 | Сайт создан в системе uCoz