Меню сайта
Select Language
Поиск
Наш опрос
Помог ли Вам мой сайт информацией?
Всего ответов: 161
Cайты

Код баннера нашего сайта:

Статистика

Суббота, 22.07.2017, 01:53

Дом князей Дадиани (Дадиан)


Каталог статей
Главная » Статьи » Мои статьи

Византийские предки Багратионов. Часть 2. Кантакузины.

3. Кантакузены или Кантакузины (греч. Καντακουζηνόι) - «Кантакузенос» по-гречески, «Кантакузену» по-латыни, «Кантакузино» или «Кантакузене» в позднем звучании, и наконец, Кантакузин в России — эту фамилию можно найти в любом историческом справочнике и в большинстве энциклопедий. Тем не менее, чтобы читатели лучше представляли себе происхождение моей семьи, я немного добавлю к уже написанному.

В 60-е годы XIX в. мой прадед, князь Родион Николаевич Кантакузин провел несколько лет, путешествуя по Среднему Востоку, Балканам, Венгрии, Румынии, Австрии, Греции и Италии, пытаясь напасть на след наших предков. В старых монастырях он обнаружил массу сведений, включавших, среди прочего, несколько весьма интересных портретов наших предков, которые он, с присущим ему талантом художника,

10

скопировал и привез затем в одну из губерний Малороссии (ныне Украины), под названием Великая Буромка.

Накануне I Мировой войны мои родители проводили ночи напролет, разбирая документы, касающиеся нашей семьи, собирая и классифицируя век за веком в мезонине старой библиотеки Буромки. Когда в 1918 году наш дом сожгли, было уничтожено все, не сохранилось ни единого официального документа, касающегося Валашско-российской ветви нашего рода. Спустя много лет отец попытался восстановить древо рода Кантакузиных, используя факсимиле, зарисовки генеалогического древа Лобановых-Ростовских* (Род Ростовских можно проследить, переходя от сына к отцу, до самого родоначальника, Рюрика, легендарного новгородского Великого князя, умершего, как полагают, в 879 г. от Р. Х. В 1157 г. Юрий Ростовский был упомянут как князь Суздальский и Ростовский и восьмой потомок Рюрика по прямой), сделанные рукой моей матери, — ветви этого древа вырастали из тела лежащего воина. Каждый листок на широких ветвях этого древа был закрашен розовым или голубым, в зависимости от пола того предка, имя которого было на этом листе.

Большим подспорьем отцу в его решительной попытке восстановить нашу генеалогию были предоставленные на время копии оригинальных документов, переданных в 1865 году Императорскому Российскому Сенату моим прадедом, когда он обратился с прошением о признании в России нашего древнего византийского титула. Эти копии сохранились благодаря нашему кузену — его дочь, уезжая во Францию после русской революции, вывезла копии, по ошибке упакованные в чемодан, приготовленный для белья. Они так и пролежали в этом чемодане до тех пор, пока их не обнаружила Мари Балашова (урожденная Кантакузина) в Танжере и в 1938 г. не переслала их моему отцу.

В 1966 году ее шестой и единственный оставшийся в живых сын Дмитрий (бездетный) написал мне в Южную Африку, что не сомневается в моем праве на наследование этих документов. Я вылетел в Англию, чтобы собрать все, что помещалось в небольшой чемоданчик — эти интереснейшие исторические документы, например, огромные листы от руки написанных петиций, подписанных и скрепленных большими печатями красного и черного воска. В 1985 году я унаследовал еще некоторые документы — от незамужней кузины, княжны Ольги Михайловны

11

Кантакузиной; ее отец также многие годы посвятил исследованию нашей генеалогии — его находки и открытия отличаются замечательной точностью и аккуратностью. Все эти материалы, другие исследования, в частности работы профессора Дональда Николя по истории семьи Кантакузиных до середины XVI в., помогли мне дополнить и подправить (по необходимости) сделанное моим отцом. Наконец, в 1987 году Джин, «кузен» по французской линии, из Румынии, предоставил мне некоторые новые факты, открытые им в процессе собственных исследований, проводимых им для научной работы, которую он писал об итории Кантакузиных с 1094 по 1994 гг.

Самое раннее упоминание нашей фамилии обнаружено в восточно-римских исторических хрониках XI века. В них говорится, что Кантакузенус командовал армией, посланной сражаться с Танкредом в Азиатской войне, после столкновения в 1094 г. его первое имя и происхождение остались неизвестными, но он описывается как «храбрый военачальник» в историческом произведении княжны Анны Комниной (дочери Императора Алексея I Комнина) «Алексиада 1137—1141 гг.». Следующим идет Иоанн Кантакузенос, убитый в сражении при Мириокефалоне в сентябре 1176 г. и успевший сделать выдающуюся военную карьеру. Его происхождение также неопределенно, однако достоверно известно, что женой его была царевна Мария Комнина, внучка и племянница византийских Императоров Иоанна II и Иммануила I Комниных.

Сын Иоанна и Марии, Иммануил Комнин Кантакузенос, также преуспел в военном деле, покрыв себя славой, однако затем был заключен в тюрьму и вероломно ослеплен излишне рьяным тюремщиком, предположительно из-за незначительной обиды на него Императора Иммануила I, дяди его жены. С тех пор наша фамилия постоянно фигурирует в хрониках одновременно с тем, как растет и значимость нашей семьи до XIV в. в Восточной Римской Империи.

Со временем Кантакузины стали владельцами земель на Пелопонессе, в Македонии, и Албании, а также подарили Империи XIV века Императоров и Императриц, не говоря о деспотах и воеводах* (Воевода — правитель, король или сюзерен и никто другой, как, например, «господарь» — который означает и «правитель», и землевладелец или домовладелец, а то и просто «муж» в Румынии) последующих веков, не говоря о бесчисленных военачальниках в Молдавии и Валахии* (это древние

12

Данубские владения, простиравшиеся от Данубы на юге до Прута на северо-востоке (современная Румыния)), Австрии и России вплоть до I Мировой войны.

Большинство Кантакузиных в прошедших веках принадлежали к военной аристократии; один из них описывается как «храбрый, отчаянный и опытный солдат, зачастую впадающий в заблуждение из-за безрассудной храбрости и самонадеянности».

Другой, по имени Теодор, был убит в 1184 г.; он упал с лошади, а слуга узурпатора Андроника Комнина отрубил ему голову и с триумфом пронес ее на острие копья по улицам Константинополя. Михаил Кантакузин был назван человеком «необузданного и непостоянного темперамента», после того, как он провозгласил в 1195 г. Алексея III Ангелоса Императором, хотя тот сверг с трона его младшего брата Исаака II.

В 1264 г. появляется другой Михаил; он владел многими землями в Пелопонессе и управлял греческой провинцией на юго-восточном побережье Пелопонесса. Он был убит во время Крестового похода франками-крестоносцами, «прежде, чем смог защититься или бежать после того, как его лошадь оступилась и упала в канаву». Хроникер продолжает: «Что за недостойная смерть для столь славного воина». Этот известный воин, один из величайших мужей Константинополя, был, возможно — и скорее всего — дедом Императора Иоанна VI. Отец этого Императора — имя его до сих пор не выяснено — был назначен управителем Пелопонесса повелением Андроника II Палеолога, где и находился с 1286 г. до самой своей смерти 29 лет отроду в 1294 г. Его жена, Феодора Палеолог Ангелина, пережившая его почти на 50 лет, была честолюбивой, решительной женщиной с сильным характером. По общему мнению, она была также «весьма искушена в управлении делами и обладала отнюдь не женской силой духа».

Византийские женщины пользовались тогда равными правами с мужчинами, многие из них были очень образованными и вполне способными стать даже политическими лидерами. Феодоре и ее семье принадлежали многие земли в горах Македонии, а также на острове Лемнос, и ее единственный сын Иоанн (возможно, он родился уже после смерти своего отца) стал весьма влиятельным и богатым человеком именно благодаря этим землям. В своих воспоминаниях он писал, что унаследовал 62500 гектаров пахотных земель, 1000 пар волов, 2500 кобылиц,

13

5000 голов крупного рогатого скота, 50000 свиней, 70000 голов овец, 1500 быков, 200 верблюдов, 300 мулов и 500 ослов. Он также владел невероятным количеством пшеницы и ячменя, денег, посуды и драгоценных камней. Другие Кантакузины в своих владениях в Албании к середине XV в. владели 35000 конями, 5000 из них были конфискованы Императором Андроником Палеологом. Не надо забывать, что разведение лошадей для скачек и войны стало весьма прибыльным делом еще за тысячу лет до Рождества Христова.

Иоанн Флавий Комнин Ангелос Палеолог Кантакузенос (на портретах того времени он изображен красивым мужчиной с правильными чертами лица, крупным, прямым носом и серьезным, выразительным взглядом) был провозглашен Императором Византии в 1341 г. и короновался в Адрианополе в 1346 г. В 1347 произошло его вторичное коронование в соборе Влахернской Богоматери в Константинополе, и на этот раз корона Императрицы была возложена на голову его жены Эйрены (Ирины).

После долгих испытаний, бед, горестей, продолжавшихся в течение 13 лет его правления, этот великолепный военный стратег и мудрый политик (пожалуй, единственный достойный правитель Византии XIV века), не желая видеть свою страну ввергнутой в пожар гражданской войны, решил отречься в 1354 году в пользу своего старшего сына, Матвея. Тот добавил к своему родовому имени болгарское дворянское имя Асен, имея на это полное право, ибо его мать, Эйрена (Ирина), была старшей дочерью деспота Андроника Палеолога Асена и внучкой Императора Болгарии Иоанна III Асена.

Возвратимся в 1346 год. После своей первой коронации Император Иоанн Кантакузин согласился (отчасти из политических соображений) отдать свою красавицу дочь Феодору в жены турецкому эмиру Орхану, страстно в нее влюбленному. Когда старый эмир умер в 1362 году, молодая вдова вернулась в Константинополь, в дом своей сестры, Императрицы Елены Палеолог, которая в возрасте 14 лет была выдана отцом замуж за его соправителя, Иоанна V Палеолога.

В феврале 1353 г. Матвей был провозглашен соправителем своего отца вместо Иоанна V Палеолога и короновался вместе со своей женой Эйреной (Ириной) (урожденной Палеолог, внучкой Андроника II) в феврале 1354 г. К концу этого года Император Иоанн VI Кантакузин отрекся

14

от всего мирского и, ведя жизнь монаха, стал известен под именем брата Иоасафа Кристофулоса. Несколько недель он провел в монастыре святого Георгия Манганского (мать Иоанна VI, Теодора, была похоронена на кладбище этого монастыря в 1342 г., там же упокоились его дочери: Елена в 1396 г. и Мария — около 1359 года), готовя себя к еще более строгому послушанию и уединению в Вальтопедийском монастыре (щедро одаренном матерью Императора пастбищными землями в Серре) на горе Атос. Однако его планы были нарушены Иоанном V, просившим Императора не покидать Константинополь до тех пор, пока не будут решены все споры и достигнуто согласие между Иоанном V и Матвеем, ставшим его соправителем.

Нелегкий мир, нарушаемый проявлениями враждебности, на время воцарился между двумя Императорами-соперниками в то время, как брат Иоасаф (все еще носящий титул басилевса) находился в тени, пытаясь сохранить в мире их объединенное правление, однако уже не полагаясь на свою жену, ибо Императрица Эйрена (Ирина) удалилась в монастырь Кира Марта (монастырь входил в Византийский арсенал; окна его выходили на Мраморное море; в себя он включал также церковь и дворец) в Константинополе. Она удалилась туда, чтобы умереть там под именем сестры Евгении, около 1379 года. Сила ее характера, ее добродетельность, мужество и ум, а также то, какую моральную поддержку она оказывала своему мужу, всячески превозносились современными хроникерами.

Я должен заметить, что для влиятельных политиков, Императоров или членов их семей, было весьма обычным делом уходить в монастырь и принимать постриг; это принимало вид соблюдения древних традиций или, как в случае с Иоанном VI и его женой, представляло собой временный уход от мирской жизни, тягот и проблем правления. Духовный уровень главных константинопольских монастырей — если говорить о церковных библиотеках — намного превосходил все прочие государственные институты, там собирался интеллектуальный цвет нации, лишь там была возможна спокойная и размеренная жизнь — все это делало такой способ «оставления света» чрезвычайно популярным. Кроме того, это отвечало религиозным идеалам Византии, учитывая значение религии в средневековой Европе. Понятно, в Константинополе были сотни мужских монастырей, несколько меньше женских, большое количество монахов —

15

и многие из них в миру были весьма значительными персонами, как тот же Иоанн VI, он же Иоасаф Кристофулос.

В 1357 г., по настоянию Иоанна V Палеолога, Император Матвей неохотно, но подтвердил свое со-правление. Он продолжал жить в Константинополе, но в 1361 г., когда на город обрушилась чума, отец перевез его и всю семью на Пелопонесс, где в то время правил младший брат Матвея, Иммануил, выдающийся и удачливый деспот (Иммануил стал первым правителем Пелопонесса, принявшим титул деспота — второй по значению в Византийской Империи после басилевса). Брат Иоасаф провел с сыновьями около года в столице Пелопонесса, Мистре, после чего вернулся в Константинополь.

Мистру защищала огромная крепость — массивное сооружение, построенное франками в 1249 г. — стоявшая на вершине холма над маленькими селениями с их узкими, извилистыми улочками, маленькими домишками, огромным, L—образным дворцом деспота, другими дворцами, принадлежащими богатым византийским семьям, церквями, мужскими и женскими монастырями и публичными банями. Иммануил увеличил свой дворец, ставший вскоре весьма роскошным, а к XV веку превратившийся в центр высокой духовности и интеллекта. В 1770 г. Албания завоевала и разрушила Мистру, с тех пор этот важнейший центр культуры был заброшен, однако и после всегда вызывал огромный интерес у исследователей Византии. Крепость была в отличном состоянии, и в 1350 г. Иммануил основал монастырь Христа Зоодота, затем был построен храм св. Софии — возможно, в качестве будущей фамильной усыпальницы.

Церковь, построенная в форме креста, по сей день сохранила часть своих фресок, но дворец деспота и крепость разрушены — и обломки стен смешались с естественными каменными валунами тех гористых мест к югу от Коринфа, где жили и правили когда-то мои предки.

В бытность свою монахом Иоанн Кантакузин написал несколько теософских, теологических полемических трактатов, в том числе трактат о нестяжательстве, движении, к которому он примкнул еще во время своего правления. Монахи-исихасты вели уединенную жизнь отшельников, соблюдая обет молчания, в надежде увидеть божественный свет, и, хотя Рим категорически отвергал это учение, Иоанн VI решил официально признать его в Империи, считая, что оно вполне совпадает с догмами ортодоксальной

16

религии. Кроме того, он хорошо понимал, что раскол церкви, возникший при столкновении еретической доктрины монаха-халдея Барлаама и доктрины нестяжателей, слишком опасен и нуждается в разрешении. Большую часть своего послушания он провел в константинопольском монастыре харсианитов, и, вполне вероятно, там и была написана его «История Библии» в четырех книгах (1320—1357 гг.). Впервые ее напечатали в 1645 году на знаменитом Луврском печатном дворе в Париже, один из оригиналов хранится в Национальной библиотеке. Меня очень взволновал и заинтересовал, кстати, тот факт, что у короля алмазов, Сесиля Родса, имелся английский перевод 4-томных хроник Иоанна Кантакузина — сейчас он хранится в библиотеке премьер-министра, в его резиденции в Грот Шуре, в Кейптауне (Южная Африка).

Даже поменяв корону на монашескую скуфью, бывший Император продолжал активно участвовать в политических и, особенно, в церковных делах; церковь была самой уважаемой и влиятельной силой у трона Империи Иоанна V Палеолога. Незадолго до смерти Иоанн Кантакузин был захвачен и заключен в тюрьму своим честолюбивым внуком Андроником Палеологом. После освобождения, чувствуя себя старым и усталым, он решил провести остаток дней в Мистре вместе с Матвеем, который без особого желания унаследовал титул Иммануила, умершего бездетным в 1380 г. Вскоре, по совету отца, Матвей передал греческую деспотию Пелопонесса своему племяннику Теодору I Палеологу, правившему ей с 1382 по 1407 гг.

В июне 1383 г. Иоанн Кантакузин, в иночестве брат Иоасаф Кристофулос, скончался в возрасте 88 лет и был похоронен в Мистре. Матвей оставался там же вместе с женой, 2 сыновьями и 3 дочерями, посвятив по примеру отца остаток своей жизни (до 1391 года) философским и богословским изысканиям. Его старший сын Иоанн умер бездетным; второй сын, Димитриос, стал прямым продолжателем рода всех 27 поколений Кантакузиных, известных с 1094 года до наших дней.

С XIV века потомки Императора Иоанна VI Кантакузина получили право именоваться князьями. Все прочие титулы в разные века приобретали представители всех ветвей нашей семьи.

Сохранились две грамоты на венгерском языке — родном языке предков моей матери — датированные 1658 годом, по которым Драгич Кантакузен (валашская ветвь) с женой, детьми, слугами и всем имуществом

17

получал право жить в Трансильвании, а также именоваться впредь князем и графом Трансильванским и Венгерским. Одна грамота подписана правящим князем Венгерским Георгием Ракошем, другая — Имре, князем Трансильвании. В 1794 году Рудольф и Константин Кантакузины (австрийская ветвь) были пожалованы титулами графов Священной Римской Империи.

В 1872 мой дедушка, Михаил Родионович, Императорским указом получил право добавлять к своему имени фамилию своего великого деда с материнской стороны — Сперанский — а также титул графа.

Пожалуй, сейчас самое время упомянуть орла на нашем гербе. Румынский генеалог Дан Черноводину писал мне следующее: «Двуглавый орел встречается с XI века у турок, персов и финикийцев в качестве декоративного образа. Как символ власти, он впервые появляется в Византии в 1204, на коронации в соборе Святой Софии 32-летнего Бодуэна де Гейнкорта, графа Фландрского. Он был одним из предводителей IV Крестового похода, призванным на помощь Императором Исааком II Ангелосом, которого вероломно ослепил и свергнул его завистливый брат, Алексис III. Когда же Исаак II, недолго процарствовав по возвращении на престол, скончался, Бодуэн был неожиданно провозглашен Императором по настоянию венецианского дожа. Римская Империя продержалась еще 57 лет, но в 1261 г. Михаил VIII Палеолог завоевал Константинополь, возродив византийскую монархию еще на два века».

Согласно капризам и пожеланиям Императоров на гербе появлялся то одноглавый орел римских легионеров, то более декоративный двуглавый орел. Иоанн VI Кантакузин выбрал одноглавого римского орла для Императорской печати; по сей день Кантакузины используют эту эмблему, встречающуюся в орнаменте тканей XI века. Со временем изображение орла превратилось в символ власти Священной Римской Империи, Австрии, Албании, Монтенегро, Югославии и России, которая добавила двуглавому орлу три короны, скипетр и державу.

После падения Византийской Империи в 1453 г. Кантакузины, всегда занимавшие наивысшие военные и гражданские должности, опасаясь турок, истреблявших без жалости все знатнейшие фамилии Византии, скрылись, и судьба их в течение 100 лет покрыта тайной. В точности неизвестно, куда делись их несметные сокровища, но, скорее всего, турки все разграбили.

18

Существует несколько самых невероятных версий происхождения нашей фамилии, но ни одна из них не является достоверной. Две были сфабрикованы Рудольфом Кантакузином (австрийская ветвь), чистой воды выдумки, названные румынским историком И. К. Филитти «un aventurier de grand style du XVIII века». К сожалению, его фальсификации имели свое продолжение, благодаря его дочери, графине О’Доннелл, рассказавшей их Михаю Кантакузену, «историку» (валашско-русская ветвь), пытавшемуся тогда составить генеалогию Кантакузиных. Одна из версий Рудольфа утверждает, что мы являемся потомками одного из 12 пэров Карла Великого, паладинов Франции, — с тех пор три лилии на лазоревом щите помещены среди трех других щитов нашего герба. Несмотря на явную недостоверность этой истории, мы продолжаем сохранять золотые лилии; моя бабушка так любила наш герб, что вышила его на столовом белье, а ее невестка, Джулия Кантакузина, пошла в своей любви еще дальше, и на ее личных вещах вышиты Императорская и графская короны нашего рода.

Наш герб (первый наш герб был пожалован официально Драгичу Кантакузину в 1658 году князем Георгием Ракошем Венгерским) включает несколько изображений, среди них, скажем, есть щит, на котором изображены два коронованных льва, стоящих на задних лапах. Этот же странный символ встречается на Львиных воротах в Микенах (1200 г.). Потом он появляется на древней крепостной стене в Константинополе, под именем Иммануила Покрасса Кантакузина. Откуда на нашем гербе этот символ, неизвестно, но, во всяком случае, он не поддельный и показывает, что Кантакузины были весьма влиятельными людьми еще задолго до XI века.

Во время осады Константинополя в 1453 году два Кантакузина, Андроник и его сын, погибли, храбро сражаясь против захватчиков. Два других, Деметриос и Леон, бились до конца и смогли скрыться от врагов на венецианском корабле. С тех пор Кантакузины появляются на Крите, в Венеции и Пизе, а по прошествии еще ста лет мы можем уже прочитать о византийском богаче Михаиле Кантакузеносе, подарившем султану Селиму III 15 полностью снаряженных и вооруженных кораблей после проигранного морского сражения при Лепанте в 1571 г. Торговец солью и русскими мехами, форменный грабитель во всем, что касалось его денег (особенно когда он торговал с турками после смещения патриарха

19

Митрофана), жестокий кредитор — его называли Шайтан-Оглу — Сын Дьявола. Правда, некоторые историки оправдывают его, говоря, что Дьяволом турки называли его отца, храброго воина, так как, якобы брата Михаила тоже называли Шайтан-Оглу. В 1578 году Михаил Кантакузенос был казнен султаном Мурадом III у ворот собственного роскошного дворца на берегу Черного моря около Анкиалиса. Утверждают, что такой конец Михаил заслужил своим коварством, но с тем же успехом можно говорить и о зависти к его непомерному богатству и могуществу в то время, когда Оттоманская Империя погрязла в бедности. Как бы то ни было, после него осталась огромная библиотека (до появления печатных станков книги были редкостью, и весьма дорогой, — так как писались на пергаменте от руки. За первые века было написано всего несколько книг, и их стиль зачастую весьма несовершенен), часть ее сохранилась, книги за большие деньги были проданы монахам Афонского монастыря.

Поговаривали, что Михаил незаконно присвоил нашу фамилию после того, как турки истребили самые старые семьи Константинополя, но в конце концов выяснилось, что его отец, князь Деметриос Кантакузенос, умер в 1574 г. в преклонном возрасте в Афонском монастыре; дед Михаил, умер в 1522 г., а его прадед Андроник (сын второго сына Матвея, Деметриоса и правнук Императора Иоанна VI) умер в 1453 г. Кроме того, современники писали о Михаиле «Шайтан-Оглу» как о «греческом принце этих лет» и «дяде тех, с Пелопонесса», подразумевая под «теми» сыновей Императора Иоанна VI (деспотов Мистры) и их потомков.

Пятеро внуков Михаила (их отец, Андроник, был обезглавлен 4 ноября 1601 г.), Иордакий, Михай, Фома, Константин и Ян, боясь репрессий со стороны турок, бежали в Молдавию с семьями и имуществом. Шестой, Димитриос, отправился в Тавриду (Крым), где принял мусульманство; после этого следы его теряются. В 1620 году Константин с женой, Элиной Бесараба, приехали в Валахию, где и осели. Константин был основателем валашской, а затем и российской ветви нашей семьи, в то время, как старший брат, Иордакий (Георгий), поселившийся в Молдавии, стал основателем молдавской ветви — в наши дни остался в живых лишь один представитель этой ветви, к сожалению бездетный.

20

САГА О КАНТАКУЗИНЫХ-СПЕРАНСКИХ

написана князем Михаилом Кантакузиным, графом Сперанским  

_ _ _

Василий Великий Комнин (греч. Βασίλειος Μέγας Κομνηνός; ум. 6 апреля 1340). император Трапезундской империи в 1332—1340 годах. Отец Алексея.

Алексей III Комнин (Αλέξιος Γ΄ Μέγας Κομνηνός, Alexios III Megas Komnēnos; 5 октября 1338 — 20 марта 1390), император Трапезундской Империи. От брака с Феодорой Кантакузин, дочь Анна (1357-1406), замужем за царем Багратом V Грузинским.

Грамота Византийских императоров из рода Комнин. Афины.

Категория: Мои статьи | Добавил: zhagat-dadian (13.12.2009)
Просмотров: 3344 | Комментарии: 5
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © prince S.Zhagat-Dadian, 2017 | Сайт создан в системе uCoz